(E-E) Ev.g.e.n.i.j ..K.o.z.l.o.     Berlin                                                  


      Exhibitions


(Е-Е) Evgenij Kozlov

USA-CCCP-CHINA

works 1980-1989

 (Е-Е) Evgenij Kozlov  USA-CCCP-CHINA works 1980-1989 catalogue cover

Edited by Hannelore Fobo
36 pages, 88 illustrations, 2018

The catalogue is available at
Egbert Baqué Contemporary
Fasanenstr. 37 • 10179 Berlin

or write to <art.tomorrow(at)t-online.de>



Русский текст каталога (Russian translation):

В XX веке противостояние России и Америки на международной арене – это фактор, оказывающий воздействие на душевное состояние Земли (если рассматривать планету Земля как живой организм). В 80-е годы XX века Евгений Козлов, на тот момент – один из ведущих участников ленинградской авангардной арт-группы «Новые художники», неоднократно обращался к теме взаимоотношений двух держав.

Посвященные данной теме работы охватывают весь спектр стилей, которыми Евгений Козлов пользовался и которые развивал в течение того десятилетия–между 25-м и 34-м годом жизни. Этот период начинается с картины «Мертвые Ласки Века, До …»(1980 г.), напоминающей переосмысление Казимиром Малевичем русского народного творчества или же плакаты Владимира Лебедева, включает образцы классического рисунка («Вашингтон», 1983 г.), комикса и граффити и, наконец, завершается конструктивистскими «Точками соприкосновения» (1989 г.). Эскизы того времени показывают, насколько систематически художник изучал разные влияния, вырабатывая таким образом собственный стиль. То же относится и к большому разнообразию техник, таких как шаблонная живопись и нанесение краски спреем. Также важную роль играют сделанные Козловым фотографии, которые он сам проявлял и увеличивал, а затем раскрашивал и превращал в коллажи. В качестве основы он использует холст, ткань, картон и бумагу, а кроме того одежду, сумки, тарелки и другие предметы. Самая маленькая работа этого периода имеет размер 9,3 x 9 cm, самая большая – 150 x 400 cm.

Сам Козлов не воспринимал данные произведения как единый цикл, однако их можно объединить под общим названием «USA–CCCP». Название «USA–CCCP» принадлежит ряду работ, созданных после 1985 года; в том же виде оно присутствует на них в графической форме. Кроме того, существует довольно неожиданное произведение 1987 года под названием «КИТАЙ–CCCP», на котором обе державы представлены в качестве гитаристов. Она перекликается с работой «PCCC–ASU», где изображен аккордеонист. Здесь Китай уже участвует в концерте мировых держав, однако вопрос, создает ли их совместная игра гармонию или диссонанс, остается открытым.

При этом Евгений Козлов ни в коем случае не считал себя политическим художником, который поддерживает однуизсторон или подобно Владимиру Маяковскому, агитирует за нее зрителя. Козлов действительно заимствовал у Маяковского отдельные стилистические приемы, например в комиксе из шести частей (1987–1988 гг.), изображающем борьбу двух фигур. Однако личность победителя, как, впрочем, и побежденного, остается неясной: кто здесь СССР, а кто США, каждый волен решать сам. В январе 2018 года художник высказался по этому поводу следующим образом: «В своих картинах я не определяю, кто “больше”, а кто “меньше”, поскольку подобные определения по существу лишь выражают сознательное или подсознательное, но в любом случае навязчивое желание, во-первых, противопоставлять себя другим, а во-вторых, бороться с той позицией, которая тебе не нравится, будь то коммунизм или капитализм. Разумеется, исторические факты показывают, что между ними существуют определенные различия – минимальные или максимальные. В действительности каждый правитель превращает свою страну в арену собственной, личной борьбы. <…> Однако никогда не было такого, чтобы у всего мира был один правитель – имеется в виду, правитель земной, а не духовный».

Взгляд Козлова на Россию и Америку как на два равнозначных явления проявляется и в двух работах 1983 года – картине и рисунке. Из городского пейзажа под названием «Вашингтон» благодаря элементам поп-арта получилась картина, посвященная тому романтическому месту, где жил тогда художник – Петергофу (Петродворцу), бывшей царской резиденции. Картина называется «Петродворец. Красный проспект».

В такой же «двойной форме» созданы и два коллажа на фанере 1984 года, в которых Козлов соединил свои фотографии с газетными вырезками. Немного позже он нанес на них белой и голубой аэрозольной краской надписи «CCCP 671» и «21 USA», а также другие буквы, тем самым совершенно изменив смысл обоих произведений.

В зависимости от того, насколько узко или широко очерчивать тематические границы «USA–CCCP», в период с 1980 по 1989 год можно насчитать до 164 произведений, включая наброски. Это чуть меньше одной пятой от общего числа задокументированных работ данного десятилетия (850, не считая винтажных фотоотпечатков). Широко очерченные границы охватывают также работы, связанные с советской или американской тематикой не напрямую, а посредством соответствующих символов («Коммиссары», «ARMY», «АМЕРИКА», «[Ст]рах Врагам»). Апогей здесь приходится на 1987 год, когда художник систематически перерабатывает такие советские символы, как звезда, серп, молот и т.д. Это своего рода «ребрендинг» – превращение негативных эмблем в позитивные. Ряд этих работ вскоре после завершения был представлен на нескольких крупных выставках в Ленинграде (1988 г.) и за рубежом – на первых международных выставках «Новых художников» в Kulturhuset (Стокгольм, 1988 г.), Kunstnernes Hus (Орхус, 1988 г.), Bluecoat и Tate Gallery (Ливерпуль, 1989 г.). «Звезда» стала логотипом выставок в Орхусе и Ливерпуле, а «Звезда. 6 фигур» и большой флаг «CCCP» были напечатаны в каталогах выставок и в прессе.

Легко проследить связь между «USA–CCCP» и политической обстановкой 80-х – переходным десятилетием от гонки вооружений к разоружению, от Холодной войны к разрядке. Этой атмосферой пронизана работа «Внешний облик отношений двух держав» (первоначальное название – «Мертвые Ласки Века, До …»). На ней Америка и Россия увлеченно беседуют друг с другом. Обе державы легко узнать по соответствующим атрибутам: Америка одета в цилиндр, фрак и полосатые брюки, Россия (СССР) – в огромную, похожую на воздушный шар красную накидку. Сразу видно, что они не питают друг к другу ни малейшей симпатии. Если присмотреться повнимательнее, становится заметен ангел: он стоит позади двух фигур и оберегает их от взаимного уничтожения – а заодно и планету Земля, висящую над их руками. Сегодня нам известно пугающее число ядерных катастроф, едва не произошедших во время Холодной войны.

Вдохновение для своих картин художник нередко находил в личных вещах. Так, красная накидка навеяна красным плащом – Козлов часто носил его, благодаря чему сильно бросался в глаза. Красный рюкзак художника, как и американский плащ, послужил прототипом для картины, которую он так и назвал – «Рюкзак». Она перекликается с «Мертвыми Ласками Века, До …». Над рюкзаком изображен американский флаг, своей мягкой текстурой напоминающий иконографическое изображение американского флага, созданное в 1954–1955 году Джаспером Джонсом. Джонсу было на тот момент 24 – столько же, сколько Козлову в 1980 году, когда он рисовал «Рюкзак».

И все же время от времени между США и СССР происходило сближение, а экспериментальный полет 1975 года «Союз» –«Аполлон» вообще представлял собой беспрецедентный случай сотрудничества в космосе, высмеянный Козловым в работе 1986 года «Полет в космосе». Однако только в процессе Перестройки образы врага с обеих сторон постепенно сошли на нет. Состоялись первые переговоры между Горбачевым и Рейганом о разоружении, приведшие к подписанию в 1987 году Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности. Советский союз перестал быть «Империей зла», а Америка – «загнивающим Западом». В том же 1987 году Козлов создал работу на бумаге под названием «CuCsCaP (Сто вопросов и ответов)» (171 x 354 cm), в которой буквы CCCP и USA переплетаются между собой. Поверхность картины состоит из примерно 250 отдельных фотографий, где запечатлены его друзья и знакомые, художники и музыканты, кое-где различимые под слоем краски.

В 1988 году появляется цикл «Art из CCCP / Art для USA», выполненный на транспортных таблицах с автобусных остановок, на которых частично закрашены, частично видны типичные названия советских улиц: улица Коминтерна, проспект Ленина. В том же году некоторые из «Новых художников» впервые повидали так называемое капиталистическое зарубежье; первый выезд самого Козлова за границу состоялся в 1990 году. Открытие Советского Союза миру кажется необратимым.

В 1989 году художник закрывает тему отношений двух держав одной из своих ключевых работ – уже упоминавшимися «Точками соприкосновения». «Точки соприкосновения» представляют собой в высшей степени символическое изображение полярности USA–CCCP и в то же время показывают преодоление этой полярности. Картина основана на наброске 1988 года, выполненном в обитом фетром ящике для столовых приборов. США и СССР изображены здесь в виде пары, мужчины и женщины, хотя художник вновь предоставляет зрителю самому решать, кто есть кто. На животе и голове обеих фигур нарисованы точки: у мужчины – сверху черная, снизу красная, у женщины – сверху красная, снизу черная. Зритель невольно соединяет эти точки двумя диагональными пересекающимися линиями – Андреевским крестом, – таким образом выравнивая силу обоих полюсов.

Точки по существу представляют собой круги, а круг – это двухмерное изображение шара – планеты Земля, эффектно изображенной Евгением Козловым в фотосерии с двумя беременными женщинами. С помощью табличек с надписями, которыми женщины загораживают себе лицо, они представляются как CCCP и USA. Фотографии художник увеличил, а впоследствии разрисовал. Снимок, где женщины стоят спина к спине, он превратил в изображение глобуса, накинув на женские тела сеть параллелей и меридианов. Профили двух женщин точно передают кривизну поверхности Земли: вместе США и СССР образуют земной шар и несут в себе жизнь.

В манифесте 1991 года, озаглавленном «Две КосмическиЕЕ Системы», Евгений Козлов описал, как в своем искусстве связывает воедино две противоположные точки зрения. При этом он выделяет первую космическую систему, предполагающую взгляд на искусство (пониманиe искусства, любованиe и наслаждениe им, сосредоточенность на нем и развитие его) с точки зрения законов Земли, и вторую космическую систему, которая «…предполагает взгляд из Космоса на творчество в целом так, как если художник родился в Космическом пространстве и прошел весь путь развития и становления только в нем».

Далее Козлов пишет: «Представить такую ситуацию можно. Следовать ее развитию возможно только через чувство, когда желаниЕЕ и вдохновениЕЕ приводят к естественному слиянию двух систем».

Законы, действующие на Земле, выражаются в противоположностях, в борющихся односторонностях: с одной стороны – СССР, с другой – США. Однако взгляд из космоса сглаживает все противоположности: мы видим единую Землю. При слиянии двух систем односторонности «СССР» и «США» (земная реальность) сохраняются, но при этом объединяются благодаря творческой интуиции художника – взгляду из космоса.

Таким образом искусство указывает на такую возможность будущего развития, при котором присущие действительности противоречия не уничтожаются, а синтезируются на более высоком уровне. «Насчет будущего есть надежда всегда», – говорит Евгений Козлов. В этом состоит отличие его искусства от искусства политического, которое, создавая утопию, стремится не к синтезу, а к одной-единственной односторонности, и призывает к уничтожению всех прочих односторонностей. Искусство Козлова можно назвать диалектическим, а политическое искусство – недиалектическим.

Решив соединить два полюса, США и СССР, художник поставил перед собой грандиозную задачу. Результат устраивал его не всегда. Одна работа 1986 года сохранилась только на черно-белой фотографии. Изображение двух центральных фигур неоднозначно: неясно, спасает ли одна фигура другую, – таков был изначальный замысел самого художника, – пытается удушить или же вступает с ней в половую связь. Закончив картину, Козлов сжег ее на берегу Финского залива.

Сегодня эта картина была бы интересна именно своей многозначностью. Через тридцать лет после создания «Точек соприкосновения» стало ясно, что сближение между Россией и Америкой нельзя считать необратимым. В 2018 году мы наблюдаем в обеих державах процессы, свидетельствующие о все более агрессивном самоутверждении. Особенно это заметно в тех областях, где укоренен их передаваемый из поколения в поколение образ врага: для Америки это «внешний враг», то есть сфера экономики, а для России – «враг внутренний», что проявляется, например, в преследовании независимых личностей или организаций. Евгений Козлов называет данные процессы проблемой замкнутого пространства: подобно людям, только в большем масштабе, политические системы отгораживаются от других, чтобы упрочить собственную позицию. Такая ограниченность противоречит их внутренней природе, а потому приводит к болезням. Желание власти (денег) противоположно желанию духовной открытости, духовного единения.

Пока что складывается впечатление, что «Внешний облик отношений двух держав» и в XXI веке вполне можно охарактеризовать фразой «Мертвые Ласки Века, До …» – первоначальным названием этой картины.

Как бы то ни было, Китай теперь определенно играет на международной арене важную роль, и каким образом это отразится на Земле как на живом организме, станет ясно в не таком уж далеком будущем.

Hannelore Fobo, 2018

Russian translation: Tatyana Zyulikova


 (Е-Е) Evgenij Kozlov  USA-CCCP-CHINA works 1980-1989 catalogue cover
uploaded 25 April 2018
Last updated 28 April 2018