Ханнелоре Фобо

Евгений Козлов – Миниатюры в Раю, 1995 стр. 3




Film 1995 >
Film 2012 >
стр .1 стр. 2 стр. 3 стр. 4 стр. 5 русский
page 1 page 2 page 3 page 4 page 5 english
Seite 1 Seite 2 Seite 3 Seite 4 Seite 5 deutsch


Евгений Козлов / Evgenij Kozlov Миниатюры в Раю / Miniatures in Paradise / Miniaturen im Paradies


16 «Миниатюр»

При изготовлении «Миниатюр» Евгений Козлов отказался от использования дополнительных художественных приемов в пользу их графичности. Как и флаг в Ротвайле, они выполнены только посредством трафаретной техники. Каждой «Миниатюре» соответствуют и тут два оттиска на бумаге, из которых первый более насыщенный, а второй более прозрачный. Кстати, чтобы достичь задуманной двухметровой ширины изображения, нам пришлось приклеить к изначальным 160 см две полосы – из соображений симметрии по одной с каждой стороны.

Евгений Козлов Ханнелоре Фобо / Evgenij Kozlov und Hannelore Fobo Miniature No. 14, 1995

(E-E) Евгений Козлов, Ханнелоре Фобо
Miniature No. 14, studio Russkoee Polee 2, 1995

Весь цикл «Миниатюр» состоит из 58 работ: 16 рисунков на ткани, 16 первых оттисков на бумаге, 16 вторых оттисков на бумаге и 10 шаблонов. Для хоругвей была заготовлена ткань четырех цветов: белого, золотисто-желтого, желто-зеленого и синего. Художник выбирал ткань и краску в соответствии с инспирацией, которую он хотел передать. Это особенно заметно на первых 12 «Миниатюрах», которые создавались парами, в том смысле, что один и тот же мотив использовался в двух вариантах, женском и мужском. Парные варианты различаются прежде всего по цвету, кроме того мотивы на них сделаны зеркально противоположными или смещены. Использование разных цветов и изменение места наложения трафарета приводят к тому, что в них возникают новые горизонтальные и вертикальные акценты. Так, дополнительные треугольники, размещенные на краю поверхности, производят впечатление стрелок и изменяют направление построения композиции, что можно хорошо проследить на примере «Миниатюр» № 5 и 6.

«Миниатюрам» № 13, 14 и 15 парного соответствия нет. На последней, шестнадцатой «Миниатюре» написано название выставки и имя художника.

 

Miniature No. 1, Сон приходит в Небе. Der Traum erscheint im Himmel. The dream appears in Heaven.
Miniature No. 1
Сон приходит в Небе.
Der Traum erscheint im Himmel.
The Dream appears in Heaven.
Miniature No. 2, В раю Яблоки как Звезды. Im Paradies sind Äpfel wie Sterne. In paradise the Apples are like Stars.

Miniature No. 2
В раю Яблоки как Звезды.
Im Paradies sind Äpfel wie Sterne.
In Paradise the Apples are like Stars.

На «Миниатюрах» № 1 и 2 Евгений Козлов использовал описанный выше мотив мужчины, удерживающего парящую женщину. Художник заменил облако на солнце, по-другому соприкасаются и вытянутые руки фигур. Руки перекрещиваются, соприкасаясь по диагонали, как судьба тел, раздвижная решётка, ножницы, ножи или крест. Сверху они образуют своего рода сосуд, в котором покоится солнце, как цветок в цветочной чашечке. В нижней части обе «Миниатюры» завершаются силуэтом Санкт-Петербурга.

«Миниатюра» № 1 Сон приходит в Небе выполнена синим цветом по желтому фону, «Миниатюра» № 2 В раю Яблоки как Звезды – красным по белому, в зеркальном отображении относительно № 1.

Miniature No. 3, Красный Пункт. Приятный и магический. Der Rote Punkt. Angenehm und Magisch. The Red Point. Pleasant and Magical.

Miniature No. 3
Красный Пункт. Приятный
и магический.
Der Rote Punkt. Angenehm und Magisch.
The Red Point. Pleasant and Magical.

Miniature No. 4, Желтый Пункт. Железный и Желанный. Der Gelbe Punkt. Eisern und Ersehnt. The Yellow Point. Iron and Welcome.

Miniature No. 4
Желтый Пункт. Железный и Желанный.
Der Gelbe Punkt. Eisern und Ersehnt.
The Yellow Point. Of Iron and Welcome.

 

Для «Миниатюр» № 3 Красный Пункт. Приятный и магический и № 4 Желтый Пункт. Железный и Желанный Евгений Козлов выбрал мотив, созданный в 1994 г. и ставший впоследствии логотипом его ателье. Это великан, у ног которого лежит город, отбрасывающий длинную тень. Верхняя часть туловища сильно наклонена в сторону, как бы в противовес импульсу, сконцентрированному в кулаках, которые символизируют силу. Он одет в традиционную русскую рубаху, перепоясанную в талии. Вполне может быть, что он небесный покровитель города. В нижней части «Миниатюры» еще одна фигура движется над городом. Круглые центры энергии расположены здесь уже не в руках, а над головой. Впоследствии этот образ был использован для изготовления небольшого тиража оттисков.

 У других работ из этой серии прямых предшественников нет.

 Miniature No. 5, Рай в Миниатюре. Das Paradies in Miniatur. Paradise in Miniature.
Miniature No. 5
Рай в Миниатюре.
Das Paradies in Miniatur.
Paradise in Miniature.
Miniature No. 6 Сердцу не Прикажешь. Dem Herzen kannst Du nicht befehlen. You Cannot Command your Heart.

Miniature No. 6
Сердцу не Прикажешь.
Dem Herzen kannst Du nicht befehlen.
You Cannot Command your Heart.

 

В «Миниатюрах» № 5 Рай в Миниатюре и № 6 Сердцу не Прикажешь впервые задействован образ ангела, стоящего на колонне. Колонна сужается книзу, ее острие выровнено по шпилю башни на силуэте города. Вместе они задают вертикаль изображения, а место их соединения внизу хоругви представляет собой центр композиции. Прямо под ним – силуэт Петербурга с характерным шпилем Петропавловского собора, обрамленным двумя мужскими фигурами в прыжке. Их шарообразные кулаки сходятся над шпилем башни; они являются своего рода шарнирами между низом и верхом и образуют вместе с двумя треугольными балками горизонталь изображения. Из этой точки расходятся пять напоминающих вытянутые треугольники лучей, четыре из них завершаются фигурами. Подобно танцорам, они балансируют на своих пьедесталах.

 

Центральным лучом является вышеупомянутая колонна с ангелом. Поднявшись до верхней части изображения, колонна пробивает облако. Ангел как бы вырастает из нее, хотя не менее верно и то, что колонна является продолжением ангела, соединяющим его с областью земного. Этот ангел находится в окружении семи собратьев, но явно выделяется среди них размером и осанкой.

 

Интересно наблюдать, как Евгений Козлов ломает симметрию композиции. Левая и правая половина изображения не являются зеркальным отображением друг друга, ни одна из фигур в точности не повторяется, то же самое можно сказать и о силуэте города, орнаменте и обрамлении. Лучше всего это заметно на группе ангелов, где центральная фигура с одним поднятым и одним вытянутым крылом дирижирует небесными силами, настраивает их на свой лад. У каждого из ангелов своя динамика: один бьет крыльями, другой склонился, третий расправил крылья. Прямо под их торсами и крыльями, возвышающимися над облаком, оставлены вырезанные из облака участки незакрашенной ткани, которые соотносятся с ними как негатив и позитив – эффект, усиливающий динамику ангельских фигур. И хотя центральная точка композиции лежит в нижней части изображения, взгляд зрителя притягивает живость небесного собрания.

 Miniature No. 7, Ангел Большой Звезды. Der Engel des Großen Stern. The Angel of the Great Star.
Miniature No. 7
Ангел Большой Звезды.
Der Engel des Großen Stern.
The Angel of the Great Star.

 

 

В «Миниатюрах» № 7 Ангел Большой Звезды и № 8 Ангел Не Бесный Колонна победы представлена двояко. Прежде всего, это полноформатный ангел над площадью Большой звезды и пятью лучами, которые соответствуют пяти вливающимся в нее улицам. Во-вторых, здесь изображен и сам памятник, легко узнаваемый по основным признакам – цоколю, портику и колонне, увенчанной ангелом победы.
Miniature No. 8, Ангел Не Бесный Der Himmlische Engel. The Heavenly Angel.
Miniature No. 8
Ангел Не Бесный
Der Himmlische Engel.
The Heavenly Angel.
На вытянутой вверх руке большой ангел удерживает колонну в равновесии. Она окружена ореолом, своей формой откликающимся на крылья большого ангела. На заднем плане мы опять видим силуэт Санкт-Петербурга.

 

Бросается в глаза сильный акцент, сделанный на сердце большого ангела, выделенное вырезанным кругом. Аналогичными круглыми вырезами художник обычно обозначает лица фигур. Маленькие квадратные головы, гармонично сидящие на плечах, родом, кстати, тоже из 1988 года.

 

На № 9 Миниатюры в Раю и № 10 Зеркало Воздушного Виденья изображена танцующая пара, которую Евгений Козлов использовал на многочисленных «малых миниатюрах».
Miniature No. 9, Миниатюры в Раю. Miniaturen im Paradies. Miniatures in Paradise.

Miniature No. 9
Миниатюры в Раю.
Miniaturen im Paradies.
Miniatures in Paradise.

Женщина пинает или наклоняет шпиль башни на силуэте города, он кажется эластичным и готов тут же встать на место. Вращающийся солнечный круг над фигурами подхватывает и усиливает это движение.

Фигуры занимают ровно треть изображения. На «Миниатюре» № 9 они находятся в самом верху. Прямо под ними, обрамленный ионическими колоннами, стремительно падает ангел с мощным оперением, его руки подняты как бы в попытке защититься от удара. Торс и руки отражаются в овале, который может быть поверхностью воды. Этот «водоем» расположен ниже колонн, возможно уже под землей. Тут напрашивается ассоциация с Люцифером, которая еще и подкрепляется черным цветом ангела. Тогда получается, что танцующая пара обитает на небесах.

Miniature No. 10, Зеркало Воздушного Виденья. Der Spiegel der Lufterscheinung. The mirror of the Airborne Vision.

Miniature No. 10
Зеркало Воздушного Виденья.
Der Spiegel der Lufterscheinung.
The mirror of the Airborne Vision.

Но ведь и ангел в овале отражается с открытыми в благословляющем жесте руками.

 

В «Миниатюре» № 10 танцующая пара перемещена сверху вниз, падающий ангел перевернут на 180 градусов и помещен над ней. Теперь он белый, а танцующие фигуры сменили желтый цвет на красный. Они играют на земле и стремятся к солнечному Диску. Небеса с летящим вверх ангелом начинаются над ними. Овальное отражение, ставшее здесь красным, завершает иерархию.

 

 Miniature No. 11, Влюбленные Огни Петродворца. Die Verliebten Feuer von Petrodvorets. The Affectionate Fires of Petrodverets.

Miniature No. 11
Влюбленные Огни Петродворца.
Die Verliebten Feuer von Petrodvorets.
The Affectionate Fires of Petrodverets.

Miniature No. 12, Женская Жизнь – Мужская Мечта. Das Weibliche Leben - Der Männliche Traum. The Female Life – the Masculine Dream.

Miniature No. 12
Женская Жизнь – Мужская Мечта.
Das Weibliche Leben - Der Männliche Traum.
Feminine Life – Masculine Dream.

№ 11 Влюбленные Огни Петродворца и № 12 Женская Жизнь – Мужская Мечта носят явно выраженный медитативный характер. Купол на высоких тонких подпорках, вдохновленный, кстати, одной из берлинских водонапорных башен, мимо которой Евгений Козлов проезжал каждый день, направляясь в ателье, занимает всю центральную часть изображения. Над ним парит фигура мужчины, повторяющая собой очертания купола. Композиция завершается фигурой женщины, стоящей вниз головой. На ее ногах покоятся колонны купольной башни. «Миниатюра» № 12 является одновременно и горизонтальным, и вертикальным отражением этого мотива, так что женщина оказывается стоящей наверху, а мужчина – лежащим внизу. С одной стороны, башня разделяет мужчину и женщину, с другой стороны, она создает между ними определенное напряжение, вызывающее желание его преодолеть. Это реальный третий элемент, участвующий во взаимоотношениях мужчин и женщин.

 

«Миниатюрой» № 13 Небесный Небоскреб начинается серия из трех непарных изображений. В ней еще раз обыгрывается мотив вращающегося солнечного диска, у которого в данном случае вырезана середина.

Miniature No. 13, Небесный Небоскреб. Der Himmlische Wolkenkratzer. The Celestial Skyscraper.

Miniature No. 13
Небесный Небоскреб.
Der Himmlische Wolkenkratzer.
The Celestial Skyscraper.

В два таких кольца помещено по танцующей фигуре. Как и на «Миниатюрах» № 11 и № 12, у них руки, как крылья ангелов и человеческие ноги, что не позволяет однозначно определить их принадлежность. Желтое солнце помещено художником внутрь третьего кольца. Одна фигура вырастает из кольца, другая перепрыгивает через него. В самом низу мы снова видим силуэт Петербурга. Евгений Козлов так описывает эту взаимосвязь: «В последней стадии, когда человек переродился в энергию и движется дальше, то из его кольца выходит сила, которая тоже будет желтой, и город и эта сила будут перекликаться.» [4]

Кольца расположены зигзагом одно под другим. Это чередование подчеркивают вклинивающиеся в изображение черные треугольники. Верхнего завершения у композиции нет, и несложно себе представить, что Небесный Небоскреб, подобно бесконечной лестнице, уходит ввысь. В этой связи характерно следующее высказывание художника:

«Со временем [люди] перемещаются из одного состояния в другое, внутренне растут, их душа совершенствуется и становится все выше и выше. И у них есть барьеры, которые они переходят со временем, кому это удается, конечно. На этой картине можно увидеть вкратце, в минимальной форме тот момент, когда они переходят эти барьеры и идут в рай».

 

Исполнена грации Легкая Ева на «Миниатюре» № 14. Ева парит над землей, в очередной раз обозначенной силуэтом города, на этот раз очень условным. Контуры зданий превратились в череду волн, а точнее в горный хребет, склоны которого волнообразно поднимаются к вершинам. Прямо над ними и все еще под Евой – пять лучей Большой звезды и Колонна победы, тоже весьма условная, которая ввинчивается угловатой спиралью в небо.

 

 Miniature No. 14, Легкая Ева. Die Leichte Eva. Light Eve.

Miniature No. 14
Легкая Ева.
Die Leichte Eva.
Light Eve.

У Евы, темно-зеленой на желтом фоне, на груди разрез в форме параллелограмма, одна из вершин которого направлена вниз – сердце. Это геометрическое отверстие на торсе ведет вверх диагонали, начатые линией бедер. Они пересекаются в области живота, где они в свою очередь пересекаются с горизонталью, образованной небольшим круговым сегментом – юбкой Евы. Место пересечения на животе является центром шестиконечной звезды, излом образующих ее линий происходит на икрах, ступнях, руках и голове. Композицию дополняет красный самолет в верхнем правом углу. Он летит сразу в двух направлениях: направо вверх, прочь из картины, и налево. Из левого острия самолета «выпадают» четыре неравномерных красных прямоугольника в сторону Евы. Художник назвал эти прямоугольники информацией, которую получает Ева. Впрочем, он не исключает, что информация, может быть, передается и от Евы.

 

На фигуре женщины на первых двух «Миниатюрах» круговой сегмент юбки расположен ниже талии. От этого ее центр тяжести определяют не три, а две пересекающиеся линии. Именно третья линия на «Миниатюре» № 14 придает Еве легкость: Ева образует свой горизонт в самой себе. Две березы усиливают обе линии, образующие диагонали в картине. Они вырастают из Большой звезды, пересекаются за спиной Евы и достают до верхнего края изображения. У этих исконно русских деревьев ветви напоминают скорее пальму. Евгений Козлов называет их «русскими березами на Марсе». С правого и левого края с кончика ветки свисает по одной сережке. Они изображены в виде женских фигур, как бы нарисованных китайской каллиграфической кистью. Изогнутые, точные линии тела, заканчивающегося плавным хвостом, заметно отличаются от геометрических форм остальных фигур. Березовые сережки, несмотря на свой небольшой размер, обогащают композицию, привнося в нее грацию и очарование.

 

Miniature No. 15, Жернова Адама. Adams Mühlsteine. Adam’s Millstones.

Miniature No. 15
Жернова Адама.
Adams Mühlsteine.
Adam’s Millstones.

Цикл завершается «Миниатюрой» № 15 Жернова Адама. Красная фигура Адама на синем фоне занимает все изображение. Нижний край картины образуют волнообразные горы, уже знакомые нам по Легкой Еве, над ними – характерные здания городского силуэта. Адам одной ногой наступает на гору. Дома и башни городского силуэта отодвинуты в сторону. Перевернутая спираль Колонны победы возвышается над его головой, обрамленная вытянутыми вверх руками. Они, в свою очередь, слева и справа окружены круговыми сегментами, оформленными, как березы на мотиве с Евой. В узких белых кольцах, в которые в шахматном порядке врезаются черные треугольники, узнается черно-белое чередование с «Миниатюры» № 13 (на № 14 это не настолько очевидно). Обрамляет всю конструкцию разомкнутое кольцо, из которого вырываются языки пламени. В некотором роде это кольцо могло бы быть лавровым венцом победителя.

 

У Адама, как и у Евы, на груди четырехугольный разрез, обозначающий сердце. Но, в отличие от Евы, здесь отсутствует горизонталь тела. Напротив, две ополовиненные звезды, направляя с края картины по пять лучей, подчеркивают талию Адама. В то время как Ева своими шестью радиусами как бы покрывает картину сводом, затягивание талии Адама обнажает место неизбежного излома, по которому разламывается композиция: нижняя и верхняя часть туловища не могут не упасть на землю. Отсюда и возникает ощущение тяжести, на которую указывает название работы.

 Miniature No. 16, E. Kozlov, Miniaturen Im Paradies Miniatures in Paradise
Miniature No. 16
E. Kozlov

Miniaturen Im Paradies Miniatures in Paradise

 

На «Миниатюре» № 16 указано название выставки, сверху – по-английски Miniatures in Paradise, снизу – по-немецки Miniaturen im Paradies. Между ними по вертикали – подпись художника Е. Козлов латиницей и геометрическими буквами, что соответствует его обычной подписи в то время. Эта подпись присутствует и на других «Миниатюрах» у нижнего края, за исключением неподписанной № 15.



[4] Здесь и далее Евгений Козлов цитируется по фильму Ингрид Мольнар, «Evgenij Kozlov: Miniaturen Im Paradies», Floating Film Productions, 1995.

стр. 4 >>