Евгений Козлов о 80-х и "Новых художниках" стр. 4


Интервью по поводу выставки в Государственном Русском музее « Удар кисти. Новые художники и некрореалисты 1982 - 1991».
Вопросы задала Елена Федотова, обозреватель журнала "Артхроника".


стр. 1 стр. 2 стр. 3 стр. 4 стр. 5 стр. 6 русский
page 1 page 2 page 3 page 4 page 5 page 6 english
Seite.1 Seite 2 Seite 3 Seite 4 Seite 5 Seite 6 deutsch



Что это была за выставка в галерее АССА, которая называлась "1 биеннале портретов Тимура Новикова"?


На ряде фотографий, сделанных мною в том же году в галерее АССА, запечатлена выставка произведений различных художников, которые все без исключения представляли собой портреты Тимура Новикова. В том числе там была показана и наша совместная работа с Хазановичем и Егельским, опубликованная в каталоге «Удар кисти».


Портреты Тимура Новикова разных художников Возможно, Вы имеете в виду именно эту выставку. Правда, я не помню, чтобы ее называли «биеннале». Наш совместный портрет был написан очень быстро, буквально в течение часа, так что не исключено, что мы его делали «на заказ» специально для этой выставки. Каждый любит свой портрет – и Тимур не был исключением. В этом портрете я, помимо прочего, нанес белую штриховку, чтобы соединить различные элементы в единое целое. Мои работы 80-х отличались от других «Новых» прежде всего тем, что композиция картины, как правило, возникала не спонтанно во время рисования, т. е. не была «CHAOSЕ ART» см. здесь >>, как я это сейчас называю, а планировалась шаг за шагом, с самого начала, что делает интеграцию отдельных элементов особенно важной. Д. Егельский, К. Хазановч, Е. Козлов „Портрет Тимура Новикова“, собрание ГРМ
Портреты Тимура Новикова
разных художников
Фотография Е. Козлова
Д. Егельский, К. Хазановч, Е. Козлов - „Портрет Тимура Новикова“,
собрание ГРМ



На этой выставке было бы, вообще-то, самое место для моего «Портрета Тимура Новикова с костяными руками», но он был написан только в 1988 г. В каталоге он озаглавлен неполным названием - «Портрет Тимура Новикова», как написано на его обороте. Эта картина – намного более значимая работа, чем совместный портрет 1984 г., соответственно высоко ее ценил Тимур.

Однако заблуждается тот, кто считает, что я ставил перед собой задачу изобразить конкретного человека. Тимур же у меня картины не заказывал. Я не Энди Уорхол, готовый изготовить дизайнерский портрет любому, кто ему положит на стол 25.000 долларов. Меня занимает полная трансформация личности, которую можно назвать духовной метаморфозой тоже. Конкретнее. На моем портрете Тимура Новикова 1988 года показан не Тимур, а то состояние, в которое он в конечном итоге перешел. В этот портрет привнесены художественные элементы, кажущиеся обозначением смерти или бессмертия: подробно и тщательно выписанные костяные руки, детали которых настолько мелки, что видны, только если стоять прямо перед полотном. Эти элементы строят яркий диссонанс, усиливающий энергию Тимура по отношению к Городу, в котором мы жили …. Одновременно они показывают, что я понимал его и свою роль в современном искусстве. Это же обуславливает и разнообразие красок на лице. Лицо – центральный элемент картины. Оно не потеряет своей выразительности, даже если убрать руки и вообще все, что его окружает. Но если это все оставить, то тем самым дается гораздо более богатый исходный материал для  проникновения в внутренний мир.

Евгений Козлов „Портрет Тимура Новикова с костяными руками“, 1988 собрание ГРМ Евгений Козлов в „Galaxy Gallery" с катринами „Папугай“, „Портрет Олега Котельникова с крокодилом и красной точкой“ и с незаконченым портретом „Тимура“. Евгений Козлов, из серии „Classic", расписанная фотография. Оригинальная фотография 1995 г. с Тимуром Новиковым и Евгением Козловым на выставке „Selbstidentifikation / Self-Identification", Berlin, 1995.
Евгений Козлов
„Портрет Тимура Новикова
с костяными руками“, 1988
собрание ГРМ

более подробно см. здесь >>

Евгений Козлов в „Galaxy Gallery"
с картинами „Папугай“, „Портрет Олега Котельникова с крокодилом и красной точкой“ и с незаконченым портретом „Тимура“.

фотография В.Садовникова, 1988

Евгений Козлов, из серии „Classic", расписанная
фотография.
Оригинальная фотография 1995 г.
с Тимуром Новиковым и Евгением Козловым
на выставке „Selbstidentifikation
/ Self-Identification", Berlin, 1995.


Это проникновение можно расширить, убрав маску, тем самым открыв вид прямо на мозг, но не на мозг Тимура. Ведь я не только Его рисовал, а и себя, но именно на основе того, что я в нем видел. Когда да Винчи рисовал Мону Лизу, он, если говорить в самом общем смысле, рисовал себя.

Эту мысль нужно было бы сформулировать намного точнее, чтобы правильно в ней разобраться. Если исходить из этого положения, можно показать красоту абсолютно любого элемента картины. Например, эта нижняя трапециевидная поверхность кожи, которая изображает состояние между водой и огнем или просто голубое пламя, извивающееся на его плечах. Тимур сгорел. Здесь он не горит. Когда я делал композицию, я не думал о возможной смерти Тимура. Наоборот, я был занят тем, чтобы проявить действенность красоты. Насколько эта красота обнажает еще более глубокую взаимосвязь, подробно обсудить у нас сейчас не получится, но, возможно, эти намеки как-то помогут понять, каким может быть портрет вообще и этот портрет в частности.

дальше >>

наверх