Hannelore Fobo

B(L)ACK ART Евгения Козлова 1985 - 1987 стр. 5




Seite 1 Seite 2 Seite 3 Seite 4 Seite 5 deutsch
стр. 1 стр. 2 стр. 3 стр. 4 стр. 5 русский
page 1 page 2 page 3 page 4 page 5 English


Евгений Козлов: Когда вы начинаете чувствовать мускулы!


Когда вы начинаете чувствовать мускулы!


Картина Когда вы начинаете чувствовать мускулы! 1986 года представляет собой масштабное повествование, отдельные сюжетные линии которого одинаково непредсказуемо начинаются и заканчиваются, переплетаются и соперничают друг с другом.

Евгений Козлов Когда вы начинаете чувствовать мускулы! When you start feeling muscles! Холст, смешанная техника, 118 x 185,8 см, 1986.

Евгений Козлов
Когда вы начинаете чувствовать мускулы! When you start feeling muscles!

Холст, смешанная техника, 118 x 185,8 см, 1986.

В целом складывается впечатление, что перед нами множество разных событий, которые, однако, обладают формальной организацией: зритель понимает, где здесь главные герои, а где – второстепенные.

 

Резкие торопливые линии, перенесенные с раскрашенной фотографии и рисунка фломастером (Шок арт), подчеркивают драматичность сюжета. В правой части картины мы видим взрыв, который уже знаком нам по меньшей из двух работ Я-Я. Но здесь дело не ограничивается взрывом: пожар распространяется и охватывает решетку тюрьмы. Женщине оторвало нижнюю часть туловища, из ее обнаженного тела вываливаются кишки, на земле валяется нога. У правого края картины лежит верхняя часть ее бикини. Женщина кричит и пытается ухватиться за другую фигуру, которая смотрит на происходящее непонимающим взглядом. Она держит маленькую женщину перед собой, как нечто инородное, и от ужаса волосы у нее встают дыбом.

 

Евгений Козлов Игорь Веричев, 1985 Inv. no AR11

Евгений Козлов
Игорь Веричев, 1985
Inv. no AR11
>>>
На создание этой сцены художника вдохновила фотография, которую он раскрасил незадолго до того и которая отражена в картине зеркально >>>. Если посмотреть на эту раскрашенную фотографию, по краю картона, на который она наклеена, мы увидим солдат в форме. Эти и другие изображения нанесены с помощью техники фроттажа – в 1986 году она играет в творчестве художника заметную роль. К этим изображениям относятся чертежи, возможно, военной техники.

Если сделать еще шаг назад и посмотреть на фотографию до того, как художник ее раскрасил, перед нами предстанет совершенно безобидная сцена: Игорь Веричев сидит за накрытым столом и обеими руками держит перед собой большую чашку. На лице у него написано изумление, как будто его неожиданно сфотографировали во время еды. Если учесть, что в итоге получилось из этой сцены, она кажется обезоруживающе невинной.

 

Левая часть картины производит не менее тревожное впечатление, чем правая. Центральная фигура здесь – изображенная в профиль молодая женщина, главный персонаж всей картины. Она выполнена в ярко-красном цвете, повторяющем цвет огня в правой части картины. Правая рука женщины лежит на трости, которая первоначально была столбиком кровати. Правда, это понятно только из рисунка Шок арт.

Evgenij Kozlov o.T. (Shock art).  Filzstift, Computerpapier, 30,5 x 42 cm, 1986

Евгений Козлов
б. н. (Шок арт / Shock art).
Перфорированная компьютерная бумага, коллаж,
фломастер, 30,5 x 42 см, 1986 >>>

На фотографии, лежащей в основе Шок арт, эта деталь отсутствует. Весьма своеобразное выражение лица и легкий наклон головы взяты непосредственно с рисунка, вернее, с фотографии. Это выражение трудно описать. В нем присутствует легкое раздражение, но и нечто волевое, решительное и жесткое. Мимику дополняет что-то вроде дыхания, которое выходит изо рта наподобие рупора. Взгляд под низко опущенными веками направлен вниз, туда, где у левого края, подобно щупальцам осьминога, в картину лезут четыре когтя. Глаза женщины почти закрыты, поэтому неясно, кричит ли она на эти устрашающие щупальца-когти или вообще их не замечает.

 

При ближайшем рассмотрении щупальца, которые могли быть и пальцами, оказываются двумя парами ног: на них можно различить обувь и задники. Сами обладатели ног находятся вне картины, поэтому нам остается только гадать, чем они занимаются. В любом случае, непохоже, чтобы у них все шло мирно: ноги лихорадочно дергаются. Пара глаз на заднем плане зловеще смотрит на молодую женщину, но ей нечего бояться: с головы до ног ее тело обвивает голубая лента с причудливыми знаками. Вместе с завитками у головы и ног лента образует силуэт морского конька и обрамляет женщину, подобно защитной оболочке.

 

Если проследить развитие фигуры женщины, сравнив ее с рисунком и первоначальной фотографией, мы снова увидим менее драматичную, хотя и несколько двусмысленную сцену: художник стоит позади девушки в платье, которое застегивается на спине. Вытянув руки, он расстегивает или застегивает вторую пуговицу сверху. На рисунке «Shock art» его место занимает монстр, который на картине превращается в пару глаз.

 

Почему же такие обыденные сцены подвергаются столь радикальным превращениям?

 

Источником вдохновения для Евгения Козлова служит не ситуация (контекст), в которой находятся люди на фотографии, а их мимика, жесты и, прежде всего, взгляд. Другими словами, главное для художника – то внутреннее состояние, которое они выражают. Это внутреннее состояние на картине не только сохраняется, но и усиливается, заостряется.

 

В данном конкретном случае усиление означает, что художник привносит в картину ту атмосферу, которую он ощущает в Ленинграде 80-х. В конце холодной войны, сопровождающейся мощной идеологической пропагандой, художник снова и снова изображает в виде гротеска конфликт, борьбу, столкновение, из которого, однако, рождается нечто новое.

 

Это анархическое напряжение находит выход в картине, а название «Когда вы начинаете чувствовать мускулы!» объясняет нам ее содержание. Название написано рукописным шрифтом слева и снизу. От него ответвляется вертикальная линия, которая голубой лентой обвивает красную фигуру. Разные знаки на ленте служат продолжением восклицательного предложения: звездочка, запятые, завитки, видоизмененные восклицательные знаки и другие символы, подобные междометиям, которые при созерцании вызывают сильный внутренний жест.

 

На картине мы видим, что происходит, когда кто-то начинает чувствовать мускулы, каких действий ожидать и к каким последствиям они могут привести. Картина не уточняет, кто именно чувствует мускулы, кто вызывает взрыв, разрушает здания и доводит людей до паники. Но можно вполне предположить, что это радикальность художников, разрушающая все старое.

 

Когда Евгений Козлов изображает власть или силу, точнее, силы и конфликты между ними, политическая сторона вопроса никогда не имеет для него первостепенного значения, не говоря уже о том, что политические символы на картине полностью отсутствуют. Скорее, речь идет о принципе силы, если мы воспринимаем этот принцип как реально существующий. На человеческом уровне эти силы проявляются во внутренней мощи, которой обладает каждый человек. Внутренняя мощь определяет его место по отношению к другим людям и внешнему миру. Эти отношения могут быть самыми разными, от деструктивных до гармонизирующих, созидательных. На картине представлены три возможности, каждая из которых выражена в одной из групп: панический ужас и беспомощность перед лицом жестокости; бурная страсть, нападение и защита; уравновешенная гармония и созерцание. Третья, перевернутая группа фигур расположена внизу у правого края. Она принадлежит к еще одному плану картины.

 

Картина воспринимается как единая композиция, несмотря на всю свою сложность, а зритель способен объединить все противоречивые впечатления, благодаря тому, что за «событийным планом» художник создал другой, созерцательный. Этот план представлен только двумя узкими полосами, но они достаточно велики, чтобы их нежная, пастельных тонов гармония заставила лежащий поверх нее хаос воспарить. У верхнего края видны очертания большого города под безоблачным небом в зеленую крапинку, у нижнего – головы мужчины и женщины, повернутые на сто восемьдесят градусов, и открытый взгляд женщины. Мы ощущаем покой и праздничное настроение, неизменность воскресенья, ясность и постоянство которого уравновешивает агрессивное стаккато верхнего мира картины.

 

В творчестве Евгения Козлова знаки плюс и минус символизируют объединение разного рода противоположностей. Слева и сверху на картине находятся две пары плюсов и минусов, нарисованные сильными широкими штрихами. Плюс одновременно изображает крест. Верхний, «событийный» план картины можно представить в виде креста, если выйти за пределы рамы. В этих верхних планах уже заложены вертикаль и горизонталь креста, их нужно лишь мысленно продолжить.

 

Ханнелоре Фобо, 2012 г.

Перевод с немецкого Татьяны Зюликовой
Редакция Ирэны Акопян и Ханнелоре Фобо

 назад на стр. 1 >>